Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:59 

Вагонное

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Город – камень на шею, повис на сплетеньи дорог,
как агат моховой – многослойный, туманный и серый.
Прикоснувшись, почуешь спокойный его холодок –
тот, которому столько же детской безудержной веры.
Решето, удержавшее в недрах породу чудес,
замедляющих ритм, отпускающих время по кругу,
прохудилось однажды, но он никуда не исчез
ни из снов, ни из сущности. Только отколотый угол, -
от ударов разлуки, дробящих, царапнул. Слегка.
Чем теперь ни лечи, эта ранка саднит по-любому.
И когда, встречным курсом, дела закачают плацкарт,
Снова шепчешь: «Встречай!» уцелевшему в памяти дому, -
"Я... приду".

@темы: своё

16:23 

Сергей Шпиченко

Серебряный
мировое зло
... и всe погружается в сон.


Не хочется даже вина принести.
Задуло свечу на окне.
Кий сломан, и шар из слоновой кости
застыл на зелeном сукне.

Валяется кем-то разбитый бокал,
раздроблен хрусталь каблуком.
Паук таракана в капкан завлекал,
устроившись под потолком.

Качается маятник древних часов.
Легко обрывает их бой
едва уловимую нить голосов
заспоривших там за стеной.

Раздался девятый, десятый удар.
Но нет, не последним был он.
Рука закрывает коробку сигар
и всe погружается в сон.

@темы: цитаты

05:09 

Полковник Вернель

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Война и беда обнимаются тесно,
горящим клубком по оставленным богом
полям не-сражений несутся, сминая
хлеба и тела. Так случилось – я вместо
тебя. Из глазниц наблюдаю
За тем, что потом назовётся итогом
чужой отстранённости, влитой по капле
в характер, как яд. Привыкание страшно,
но вот он – процесс обретения стали, –
той самой, что держит и режет. Не так ли? –
однажды на город, что оба мы знали,
твой полк развернул орудийные башни.

Мы оба. Но я был внутри, ты – снаружи.
Почти как сейчас. В обгоревшей тетради,
которую я под кирпичным завалом
Стены через несколько лет обнаружил,
девическим почерком мама писала:
«Сегодня Вернель пригласил нас на ужин!..»

…Рассвет. Настоящее. Будто сквозь толщу
всех вод. И в себя – незнакомца отныне.
«Полковник Вернель, трибунала решеньем…»
Ты молча кивнул: «На приказы не ропщут»
вставая пред строем живою мишенью.

Горящий клубок никогда не остынет.

@темы: своё

15:17 

Осип Мандельштам

kaeri
все, что вы прочитаете, может быть использовано против вас
За гремучую доблесть грядущих веков,
За высокое племя людей,--
Я лишился и чаши на пире отцов,
И веселья, и чести своей.

Мне на плечи кидается век-волкодав,
Но не волк я по крови своей:
Запихай меня лучше, как шапку, в рукав
Жаркой шубы сибирских степей...

Чтоб не видеть ни труса, ни хлипкой грязцы,
Ни кровавых костей в колесе;
Чтоб сияли всю ночь голубые песцы
Мне в своей первобытной красе.

Уведи меня в ночь, где течет Енисей
И сосна до звезды достает,
Потому что не волк я по крови своей
И меня только равный убьет.

17 -- 18 марта 1931, конец 1935

@темы: классики

23:07 

kaeri
все, что вы прочитаете, может быть использовано против вас
20.10.2010 в 01:32
Пишет Nayra:

Змея и птица.
"Триста тысяч слов на бумаге,
А последнее стало птицей" (с)

Последнее из тысяч твоих слов само собою превратилось в птицу, а первое змеею уползло - ни то, ни то уже не возвратится, не приласкает кончиком крыла, не чиркнет чешуею по запястью... Все хорошо, дела идут на лад, и страх забвенья вроде глаз не застит, здоровы дети, яблони в цвету, и живы боги, те, что поновее.
Но птица улетает в темноту. Но ветерок змеиный след развеял.
Большой охват - от птицы до змеи, земные и летающие твари, творения твои, слова твои - все ныне пассажиры на Нагльфаре - фиговый, честно говоря, ковчег, не сами, видно, транспорт выбирали... Я все хочу приладить половчей портреты их - круги, углы, спирали, розеттский камень заново создать, для Шампольонов или для вандалов. А может, птице бы змеёю стать, она б тогда совсем не улетала? Закольцевать магическую речь, пустить как фон вселенских медитаций... Ни птицы, не змеи не уберечь, ты сам не позволяешь им остаться.
Я напишу для них волшебный лес, и небо тоже - очень постараюсь, пусть ползают и ходят по земле, парят, летают - и не умирают, пускай не умирают никогда. Но в клетке тесно, клетку разрывает, и я монетки ломаной не дам за то, что будет дальше со словами. Последнее из тысяч поднялось, коротким криком резануло душу...
Осенний ливень. В комнате тепло. Промокший шарфик батарея сушит. Ручною кофемолкой стрекоча, ты смотришь в заоконное ненастье. И белоснежный филин у плеча. И золотая змейка на запястье.

URL записи

@темы: цитаты

02:14 

Последнее поколение

kaeri
все, что вы прочитаете, может быть использовано против вас
11.10.2010 в 00:55
Пишет Джезебел Морган:

Последнее поколение
Сколько нас таких набирается, злых подростков, слепых волчат?
Мы идём - небеса шатаются, мы идём - божества молчат.
Одиночки с пустых небес,
Что, ответь, мы забыли здесь?

Мы идём по городу спящему, мы солдаты чужих удач,
Мы уже почти настоящие, нам что смех, что надрывный плач.
Мы идём, отбивая ритм.
Всех, кто против, - чёрт побери.

Мы не знаем страха и жалости, мы тяжёлый кошмарный сон.
Если хочешь - Господу жалуйся, только мы его легион.
Душит злобный колючий смех.
Мы идём. Мы сильнее всех.

Мы боимся друг друга искренне, не умеем любить. Зачем?
Нам остался лишь миг до выстрела в свой висок, в глубину ночей.
Мы слабее, когда вдвоём.
Берегись весь мир - мы идём.

URL записи

@темы: цитаты

02:54 

Марина Хлебникова (Демина)

kaeri
все, что вы прочитаете, может быть использовано против вас
x x x


Харон - перевозчик!
Мне можно с тобой ненадолго?
Я только
приглажу
неистовый локон
Блока
и - мигом обратно.
Харон - перевозчик!
Мне можно с тобой ненадолго?
Я только
подложу непочатую пачку бумаги
Марине
под локоть в Елабуге
и - мигом обратно.
Харон - перевозчик!
Мне можно с тобой ненадолго?
Я только
ворвусь легкокрылой гетерой
в полумрак "Англетера"
и - мигом обратно.
Харон - перевозчик,
ну, что ты молчишь,
вынимая весло из уключин?
Думаешь, лучше
всю жизнь просидеть у Стикса,
стиснув в ладонях череп,
умирая от мысли, что чем-то
не помог
и даже не простился?..

@темы: классики

18:39 

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Вы воплощаете низкую облачность;
полночь, застывшую глухо в динамике.
Всё, чем, гончарно, судьба не наполнилась
трещинкой резко пришлось по керамике –
перечеркнув ожиданья от замыслов,
к пирровым плюсам сводящее минусы...
Только, не плачьте, не плачьте, пожалуйста, -
эту, в сухую, тоску я не вынесу.

Утро застигнет Вас с рюмкой ли, с книгой ли;
всё, что достанется дню - это внешнее.
Вновь прошиваете карими иглами.
Боже, какими они были нежными.
С сепии фото иллюзия та ещё -
Жизнь нарушает смертельные правила.
…Только… кажитесь, прошу Вас, не знающим,
что сердце выбора мне не оставило.

@темы: своё

23:36 

kaeri
все, что вы прочитаете, может быть использовано против вас
29.07.2010 в 23:27
Пишет _FOTINA:

ВЛАДИМИР ТАБЛЕР (1957-2010)
* * *

Помилуй, Боже, и спаси
ты чад своих, с рожденья сирот,
на неприкаянной Руси,
где всё навыворот, навырост,
где каждый мал и каждый сир,
где каждому даны, как схима,
простор, что так невыразим,
любовь, что так невыносима.
Где каждый сразу – раб и царь,
где бел бычок и стать особа,
хоть ты надеждою мерцай,
как бочажок среди осота.
Помилуй, Бог, своих овец,
сбежавших в поисках благого
куда-то на другой конец
большого пастбища земного.
Всех брошенных под перекрой
одной шестой в другие дроби
своею милостью прикрой,
стыдобной тяжестью не горби.
Повязанным на языке,
на том, что мама мыла раму,
на том, что в каждом тупике
подозреваем выход к храму –
всем нам – кто соль и кто сырье
недоброй матушки-России,
дай сил, Господь, любить ее
и не извериться в бессильи.

URL записи

@темы: классики

16:45 

Крысолов. Шаг за шагом.

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Ну что ж ты медлишь? Флейту - к губам. Иди! Покуда тысячи лапок шуршат в тени, все те, кто нынче детей баюкают у груди, не поминают участь гаммельнской ребятни. Почти треть века сгладилось с той поры, как избавитель с города взял за труд - свидетели-очевидцы, что пыль стары. А крысоловы... Сколько они живут?! И только стылый ветер в лицо с реки, да тот мотив, который тобой ведом, напомнят как печатал свои шажки, в одной рубашке тёплый покинув дом. Учитель был ваш сумрачен, но не зол; пусть поначалу в плаче кривились рты, а ты б и доброй волей за ним пошёл, поскольку выбора нет у таких, как ты. И, комом в горле, мучаются слова, и колкость взглядов кажется лишь игрой. Сейчас не всхлипнуть - худшая из бравад, да не собьёшься - следом крысиный рой. Чумное войско будет побеждено. Виват, Легенда! Плату принять готов?
Вода ярится - в лодке пробито дно. И невозможно пальцы убрать с ладов...

@темы: своё

00:59 

Константин Симонов

kaeri
все, что вы прочитаете, может быть использовано против вас
Константин Симонов

СЛАВА

За пять минут уж снегом талым
Шинель запорошилась вся.
Он на земле лежит, усталым
Движеньем руку занеся.

Он мёртв. Его никто не знает.
Но мы ещё на полпути,
И слава мёртвых окрыляет
Тех, кто вперёд решил идти.

В нас есть суровая свобода:
На слёзы обрекая мать,
Бессмертье своего народа
Своею смертью покупать.

1942 год

@темы: классики

10:03 

Федор Тютчев

kaeri
все, что вы прочитаете, может быть использовано против вас
Федор Тютчев

SILENTIUM! *

Молчи, скрывайся и таи
И чувства и мечты свои -
Пускай в душевной глубине
Встают и заходят оне
Безмолвно, как звезды в ночи,-
Любуйся ими - и молчи.

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймёт ли он, чем ты живёшь?
Мысль изречённая есть ложь.
Взрывая, возмутишь ключи,-
Питайся ими - и молчи.

Лишь жить в себе самом умей -
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум;
Их оглушит наружный шум,
Дневные разгонят лучи,-
Внимай их пенью - и молчи!..

* Молчание! (лат.).

<1829>, начало 1830-х годов

@темы: классики

14:04 

О долге. Бормоталка.

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Матюгайся ль, бей кулаком в стену - изменить не в праве того что будет. По задворкам вверенной вам Вселенной белый шум накроет приказ о чуде. Диссонанс вплетётся с неловкой фразы: "Был, мол, командир, да отныне... вышел". Это Вечный двигатель - без отказа; ангелам служивым - покуда дышат вкалывать на ниве, а воскресенье - только день недели - седьмой по счёту. Спирт казённый - средство от потрясений - аварийный выход из артналёта. /"Арт" - не "артиллерия", "арт" - "искусство" - грызть себя за бреши в вечернем строе/. Есть своеобразное у предчувствий - крант грядущий чуешь не головою. Головой - ответишь. Ни честь, ни слава лечь за миф костьми здесь давно не святы . Но когда в наушник - не по Уставу: "Что, шалят нервишки, координатор?!", понимаешь как-то почти невольно: нет, не всё в мозгу агитатор выел. За державу-мачеху также больно, и она, - держава, - сейчас - живые. Заслонить, закрыть... Клин сошёлся светом - на обзорных взрыв и... обломки градом. Командир, я помню: "Мы будем все там!" И, ребром ладони к виску: "Так надо".

@темы: своё

18:33 

Алхимик

Тьорга
Быть первым не привилегия, а испытание/- Полагаю, вы бездельничаете - Я нахожусь в гармонии с самим собой. Я размышляю о вечном
Что-то в тигле булькает вновь - не пойми зачем.
Да, нигредо, альбедо и прочая ерунда.
На пожухлом пергаменте - блеклые нити схем.
Что-то выйдет в итоге - победа или беда.

Или просто вода - чертыхнуться и вылить вон,
Затевая новое Деланье в тот же час.
Не сдаваться и пробовать - это такой закон,
Познавать сокрытое, в двери башкой стучась.

Этот стражник у выхода... Золота ждет король.
Палачи в темнице скучают и пьют вино.
Доиграй до точки свою золотую роль,
А что будет потом - не с тобой, так не все ль равно?

Книга створки захлопнула, в тигле молчит зола.
Потемнело в окне, значит с моря идут дожди...
Печь погашена, ты прикорнул на краю стола.
Философский камень негромко стучит в груди.

@темы: своё

09:59 

Песенка Шляпника

Тьорга
Быть первым не привилегия, а испытание/- Полагаю, вы бездельничаете - Я нахожусь в гармонии с самим собой. Я размышляю о вечном
На Безумном Чаепитии
Дням-часам потерян счет.
Время чем-то мы обидели -
Вот оно и не идет.

Не захаживает в гости к нам,
Не садится у стола...
Мышка-соня тонким хвостиком
Ручку чашки обвила.

Длинноухий грустно косится
И качает головой.
И откуда-то доносится
Брандашмыга злобный вой.

Что же делать мне, нескладному?
Мысли в кучку не собрать...
Головы лишиться - ладно бы,
Страшно шляпу потерять...

Выкрутасы и художества,
Дни и ночи в суете...
А Алис на свете множество,
Только. видно, всё не те...

@темы: своё

22:15 

Тьорга
Быть первым не привилегия, а испытание/- Полагаю, вы бездельничаете - Я нахожусь в гармонии с самим собой. Я размышляю о вечном
* * *
Мышата плакали, кололись,
Но продолжали кушать кактус.
А может, это был алоэ...
За давностью не вспомню, каюсь.
Ах, эти споры, взрывы бреда
На кухне, под сипенье газа,
Где бестолковая победа
Венчалась нимбом унитаза...
С ума сходили, рвали струны,
Балдели, ссорились, мирились...
Все ураганы и тайфуны
В остывшем чае растворились.
Осталась белая зарплата,
Метро и клетчатые тапки...
Ау, наивные мышата,
Где ваши усики и лапки?

@темы: своё

13:17 

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Песней, из самого сердца юга
звал на побывку тёплые сны,
Ведать не ведая, что подруга -
дочь этих сумерек ледяных.

Хрупкая, косы снегов белее,
ленты по вороту - цвета льна...
Юноша-Лель, ты беду затеял -
смерть для Снегурки твоя весна.

...Ах, как костёр на поляне ярок!
В руку рука со своей мечтой
Прыгнешь?..
... Сквозь белое облачко пара
Крик:"Ты жестока со мной! За что?!"

@темы: своё

13:53 

Медной горы Хозяйка

Тьорга
Быть первым не привилегия, а испытание/- Полагаю, вы бездельничаете - Я нахожусь в гармонии с самим собой. Я размышляю о вечном
Не к добру была твоя со мною встреча,
Зря не верил ты в надежные приметы.
Так смеюсь я над тобою, человече,
Что из глаз бегут на землю самоцветы.

Не зевай, да подбирай, нижи как четки.
Без труда спроворишь свадебный подарок
Для застенчивой, задумчивой девчонки,
Что сгорит за двадцать лет в седой огарок.

У нее, поди, уже и платье сшито,
Обвенчают вас попы под звоны мая.
Сарафан-то у меня из малахита -
Ободрал бы руки в кровь, его снимая.

Отпускаю от себя своею властью.
Но сильнее всякой власти злые зелья.
Ведь в горах-то наших Медных столько счастья -
На руках не унести - утянет в землю.

Но вы, люди, ох, упрямая порода,
Изгрызете скалы взрывами и сталью...
А пока что уходи, откуда родом,
Не оглядывайся, глупый - камнем станешь.

@темы: своё

Мифотворчество

главная