Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Сообщество "Мифотворчество" - ресурс, где можно поделиться своими стихотворениями или любимыми произведениями других авторов с ценителями хорошей поэзии.


Правила:

читать дальше

Предложения по правилам, тэгам или по ведению собщества - здесь
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:19 

Тени, ветер, стены...

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин

По вечерам ветра ещё сильны,
всё те же — не меняя направленья,
полощут чьи-то тени у стены.

Глядишь, а на самой стене — ни тени.

— «Зачем вы?..». Невпопад: — «Издалека.
В золе красно и не закрыты двери...»
Стоят передо мной к руке рука,
Всё, как всегда, и... я пока не верю,

что в день такой же ветреный земной,
они исчезнут насовсем. Со мной.

@темы: своё

15:27 

Маркиз
Ладья Его Величества
Carthaginem esse delendam

Сделано. Поздно теперь стенать.
Вновь, не сбавляя тона,
Как муравьев, ворошит сенат
Новая речь Катона.
Самое время ворье прижать,
Выслать в прохладный климат:
Пусть реже врут, что пошел пожар
Только на пользу Риму.
В городе пойман врагов агент,
Надо держаться строже.
И, в заключение, Карфаген
Следует уничтожить.
Место получше себе добыв,
Мощностью в килотонны
Мир вздернут лошадью на дыбы
Будущие катоны.
Выгодно шавкой брехать цепной
Нервно, неугомонно.
Каждый стремится любой ценой
Вылезти в гегемоны.
Средства на выбор: зарин, фосген…
Жертвы? Да, ну и что же?
Ведь в назидание Карфаген
Следует уничтожить.
Осень на взлете. Период жатв.
Муторно и картонно,
Роем, как мухи, вокруг жужжат
Нынешние катоны.
Ложь в большей лжи очень просто скрыть -
Стройный порядок хрупок.
Смутный наш век доминантой крыс
Браво идет по трупам.
Свежие сплетни, филе в фольге,
Блеск многолюдных торжищ.
Да, обязательно Карфаген
Следует уничтожить.

2011 г.

@темы: своё

13:39 

Wiznick

Серебряный
мировое зло
Представьте себе, что война, а никто не пришёл,
Остались пить чай по домам на вчерашних несвежих кроватях,
Проснулись под пледом и сразу смотреть телешоу,
Забыли про правых и левых и виноватых.

Представьте себе, что любовь, а никто и не знал.
Устали все бегать, искать под подсолнухом солнце,
Забрались под стол после царства правдивых зеркал,
И начали верить, что пара верна только кольцам.

Представьте себе, что судьба - вот, за первым углом,
А вы позабыли про зонт и боитесь промокнуть...
Идите вперёд, хоть со смертью вы вновь за столом,
Идите и радуйтесь, дождь ведь играет по окнам.

Wiznick

@темы: цитаты

00:44 

прошу прощения

ingadar
NAVIGARE NECESSE EST, VIVERE NON EST NECESSE][Я шел домой. И я попал домой.(с)
что-то день сегодня такой...

***
Who are you? Who am I?
Is it real to touch the sky?
Nothing's real for the sky, -
Said the birds of paradise.(с)


Дальше будет тихо. Как будто уже рассвет –
над забытым словом «мир» - но вот первый шаг.
Словно встали пить – за тех, кого с нами нет,
где-то в небе – близко – так, что нельзя дышать.
Так лети, уходящий – да будет тропа легка,
на каких берегах тебе ярче маяк горит?
Это просто: взгляду снизу на облака
в небо можно не верить. Но если оно внутри? –

и болит, сквозит, колотится под ребром
голосами птиц, читавших, что начертал –
там, над облаками – синим и серебром –
имена – невинные, если их не читать…
Про лети легко: небо держит нас на руках,
если сговориться – в беспамятной той игре,
по восторгу взгляда – сверху на облака.
Если и боялся – того, что долго гореть.

А вернуться – ладно: сверху так отдаляет дом –
ниоткуда, из бездны, из самых глубин морей:
далеко, на дне, под блестками городов –
о ком вряд ли молился, но помнил – и тем верней,
чем слышнее птичье пенье там, дальше – над –
застилает отдаленные голоса –
синим и серебряным – полем небесных трав,
куда падать еще – лицом, как века назад.

Так лети, уходящий – но да будет тропа легка
тем, кто возвращались – договорить, долюбить
эту землю. Взгляду снизу на облака
в небо просто не верить – пока оно не бомбит.
Дальше будет тихо – как будто уже рассвет
на другой – нездешней – отныне твоей – земле.
…Выпей же за тех, кого с тобой еще нет,
тот, кто смотрит сверху – на травы наших полей.

@темы: своё

14:24 

Выздоравливай скорей!

фон Штырман
За культуру ответишь!
Подворотни ревут срывающимся ветром, а там, где ещё виден асфальт, длинные призрачные пальцы скребут его своими невидимыми ногтями, будто пытаясь за что-то ухватиться, прервать движение... Вой ветра сливается с взвизгиванием лоснящейся материи лёгкого пуховика при каждом шаге. Я иду по узкой тропинке пустынной улицей, то и дело поскальзываясь. Ещё два квартала вперёд и один направо. Слишком часто в последнее время нам приходится ходить туда не просто так...
Метель осела и ветер почти совсем стих, когда передо мной оказалось обшарпанное многогранное здание с прямоугольными колоннами и темнеющим правильным крестом над дверями. Внутри было сумрачно и пусто, цепочка следов на занесённом инеем полу вела от входа к лестнице. Пройдя мимо reception с надтреснутым стеклом, я стал подниматься.
Предпоследний этаж, в широком коридоре приоткрыта одна из дверей. Значит здесь. Надеюсь, всё не слишком серьёзно...
В палате не было ничего, кроме стоящей чуть наискось койки, на которой лежал Лид. Лежал прямо в своей брезентовой, испещрённой нашивками куртке под покрывалом и смотрел в окно с выставленной рамой, за которым белел пустырь, а ближе к горизонту ржавела какая-то точка. Больница была на самой окраине.
— Привет, Лид. Как ты здесь? — я снял наушники и шагнул к кровати. Лежащий отнял взгляд от окна и посмотрел на меня как-то неосмысленно — Ты меня узнаёшь?
читать дальше

@музыка: "Выздоравливай скорей!", Mujuice

@темы: своё

02:07 

Беловолосый ветер

принц-паяц [DELETED user]
Имя твое - ветер, не удержать в пальцах;
Треплет небес клочья, бисером бьет в панцирь.
Я зачерпну горстью звезд золотых россыпь
И разобью оземь. Слышишь, беловолосый?

Будет до дна выпит выцветших снов омут.
Тщетно ищу выход сквозь лабиринт комнат.
Бросить тебе вызов - стать хоть на шаг ближе.
Образ родной в сердце будто свинцом выжжен.

Не обуздать силой, не укротить нежность.
Бритва шальных крыльев воздух кругом режет.
Имя твое тайной пустит во мне корни.
Можно ли мне верить? Вправе ли я помнить?

Я разорву криком злой тишины сети
И повторю снова имя твое: ветер.
Не сосчитать нитей - след седины в косах.
Хочешь, уйдем вместе. Хочешь, беловолосый?

@темы: своё

05:09 

Полковник Вернель

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Война и беда обнимаются тесно,
горящим клубком по оставленным богом
полям не-сражений несутся, сминая
хлеба и тела. Так случилось – я вместо
тебя. Из глазниц наблюдаю
За тем, что потом назовётся итогом
чужой отстранённости, влитой по капле
в характер, как яд. Привыкание страшно,
но вот он – процесс обретения стали, –
той самой, что держит и режет. Не так ли? –
однажды на город, что оба мы знали,
твой полк развернул орудийные башни.

Мы оба. Но я был внутри, ты – снаружи.
Почти как сейчас. В обгоревшей тетради,
которую я под кирпичным завалом
Стены через несколько лет обнаружил,
девическим почерком мама писала:
«Сегодня Вернель пригласил нас на ужин!..»

…Рассвет. Настоящее. Будто сквозь толщу
всех вод. И в себя – незнакомца отныне.
«Полковник Вернель, трибунала решеньем…»
Ты молча кивнул: «На приказы не ропщут»
вставая пред строем живою мишенью.

Горящий клубок никогда не остынет.

@темы: своё

00:22 

kaeri
все, что вы прочитаете, может быть использовано против вас
***
Моя тень,
Дрожащая,
тоже уставшая,
на холодные плиты дворца
падала
Я
Без неё,
но ещё настоящая,
в косы светилен
глаза свои прятала
от бессилья
Гулкий шорох шагов
хмурил брови высоких портретов
далеко
затихала струна арбалета,
исполнившего свой долг
перед теми, кто его создал,
нацеленного за порог,
за порог…
Хотя уже поздно –
Я вошла,
лишь немного немеют колени,
Я вошла,
заплатив смертью собственной тени
И теперь
не поможет ни смех, ни слова
О прости,
Световая святая сестра!
Зная всё
о молитвах, любви и проклятьях,
О дворце,
ты сама согласилась быть платой
без тебя
я слишком легка, чтоб быть целой
Но опять
арбалет на ступеньки нацелен
Я уйти не смогу
и мне плохо:
Я к тебе не бегу
на подмогу
А дворец
всё плетёт лабиринты
из множества пыльных покоев
И портреты на стенах всё старше
и всё непреклонней…
Может быть,
здесь когда-нибудь хватит героев,
чтоб дойти до конца галереи
и выполнить сказку
а сейчас я засну
Наконец
на века
успокоюсь –
ведь я вижу свою
пустую
высокую
раму.

@темы: своё

21:59 

Вагонное

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Город – камень на шею, повис на сплетеньи дорог,
как агат моховой – многослойный, туманный и серый.
Прикоснувшись, почуешь спокойный его холодок –
тот, которому столько же детской безудержной веры.
Решето, удержавшее в недрах породу чудес,
замедляющих ритм, отпускающих время по кругу,
прохудилось однажды, но он никуда не исчез
ни из снов, ни из сущности. Только отколотый угол, -
от ударов разлуки, дробящих, царапнул. Слегка.
Чем теперь ни лечи, эта ранка саднит по-любому.
И когда, встречным курсом, дела закачают плацкарт,
Снова шепчешь: «Встречай!» уцелевшему в памяти дому, -
"Я... приду".

@темы: своё

16:45 

Крысолов. Шаг за шагом.

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Ну что ж ты медлишь? Флейту - к губам. Иди! Покуда тысячи лапок шуршат в тени, все те, кто нынче детей баюкают у груди, не поминают участь гаммельнской ребятни. Почти треть века сгладилось с той поры, как избавитель с города взял за труд - свидетели-очевидцы, что пыль стары. А крысоловы... Сколько они живут?! И только стылый ветер в лицо с реки, да тот мотив, который тобой ведом, напомнят как печатал свои шажки, в одной рубашке тёплый покинув дом. Учитель был ваш сумрачен, но не зол; пусть поначалу в плаче кривились рты, а ты б и доброй волей за ним пошёл, поскольку выбора нет у таких, как ты. И, комом в горле, мучаются слова, и колкость взглядов кажется лишь игрой. Сейчас не всхлипнуть - худшая из бравад, да не собьёшься - следом крысиный рой. Чумное войско будет побеждено. Виват, Легенда! Плату принять готов?
Вода ярится - в лодке пробито дно. И невозможно пальцы убрать с ладов...

@темы: своё

18:33 

Алхимик

Тьорга
Быть первым не привилегия, а испытание/- Полагаю, вы бездельничаете - Я нахожусь в гармонии с самим собой. Я размышляю о вечном
Что-то в тигле булькает вновь - не пойми зачем.
Да, нигредо, альбедо и прочая ерунда.
На пожухлом пергаменте - блеклые нити схем.
Что-то выйдет в итоге - победа или беда.

Или просто вода - чертыхнуться и вылить вон,
Затевая новое Деланье в тот же час.
Не сдаваться и пробовать - это такой закон,
Познавать сокрытое, в двери башкой стучась.

Этот стражник у выхода... Золота ждет король.
Палачи в темнице скучают и пьют вино.
Доиграй до точки свою золотую роль,
А что будет потом - не с тобой, так не все ль равно?

Книга створки захлопнула, в тигле молчит зола.
Потемнело в окне, значит с моря идут дожди...
Печь погашена, ты прикорнул на краю стола.
Философский камень негромко стучит в груди.

@темы: своё

22:15 

Тьорга
Быть первым не привилегия, а испытание/- Полагаю, вы бездельничаете - Я нахожусь в гармонии с самим собой. Я размышляю о вечном
* * *
Мышата плакали, кололись,
Но продолжали кушать кактус.
А может, это был алоэ...
За давностью не вспомню, каюсь.
Ах, эти споры, взрывы бреда
На кухне, под сипенье газа,
Где бестолковая победа
Венчалась нимбом унитаза...
С ума сходили, рвали струны,
Балдели, ссорились, мирились...
Все ураганы и тайфуны
В остывшем чае растворились.
Осталась белая зарплата,
Метро и клетчатые тапки...
Ау, наивные мышата,
Где ваши усики и лапки?

@темы: своё

13:53 

Медной горы Хозяйка

Тьорга
Быть первым не привилегия, а испытание/- Полагаю, вы бездельничаете - Я нахожусь в гармонии с самим собой. Я размышляю о вечном
Не к добру была твоя со мною встреча,
Зря не верил ты в надежные приметы.
Так смеюсь я над тобою, человече,
Что из глаз бегут на землю самоцветы.

Не зевай, да подбирай, нижи как четки.
Без труда спроворишь свадебный подарок
Для застенчивой, задумчивой девчонки,
Что сгорит за двадцать лет в седой огарок.

У нее, поди, уже и платье сшито,
Обвенчают вас попы под звоны мая.
Сарафан-то у меня из малахита -
Ободрал бы руки в кровь, его снимая.

Отпускаю от себя своею властью.
Но сильнее всякой власти злые зелья.
Ведь в горах-то наших Медных столько счастья -
На руках не унести - утянет в землю.

Но вы, люди, ох, упрямая порода,
Изгрызете скалы взрывами и сталью...
А пока что уходи, откуда родом,
Не оглядывайся, глупый - камнем станешь.

@темы: своё

22:16 

Житейское )

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Твой листок призовой, на котором изломанный почерк
неподвластен прочтенью - нестойкая тушь потекла.
Это скоро весна, и в ладонях чуть больше тепла.
Это терпкий восторг, что февраль - хоть на шаг, но короче.
Это: "Мисс, вам - шампанского?". Ты "забываешь" ключи,
для надёжности - их запихнув глубоко за подкладку.
Он - старинный знакомый. Чуть робок, но - это в порядке
представлений о рыцарстве - и "белый вальс" не горчит.
Вы знакомитесь заново. Странный такой ритуал:
через тернии к звёздам идти от финала к началу.
С первой встречи решив: "Почему бы и нет?!" ты молчала.
С третьей встречи поняв для себя: "Это - да" он молчал.
А сегодня - небесные тропы вам руки сплели,
гороскопам не верь, но твой личный сработал провидцем.
Роковая записка: "Я - в городе. Может случиться,
новый отпуск - к ноябрьским...."
- Звонят. Не откроем!
- Ушли?..

@темы: своё

21:49 

НОВЫЙ МАЙЕРЛИНГ

Вук Задунайский
Вук, просто Вук
НОВЫЙ МАЙЕРЛИНГ

Не стоит грустить, мы увидимся скоро,
Мой славный лисенок, Мария Вечора.
В пустых коридорах так выстрелы звучны,
Отныне мы будем с тобой неразлучны.
В окно бьются лапой мохнатые ели.
Мы всё, что есть в мире, в достатке имели,
Но лишь о свободе зачем-то мечтали.
Зачем?
Об издержках свободы мы знали.
Хотелось ее - без границы, без брода,
Без дна, без предела…
Так вот же свобода!
Порвем эти цепи! -
Ведь все они рвутся,
Пусть боги над нами потом посмеются.
Не стоит, не плачь…
Нас найдут с тобой рядом,
Одним были звуком – одним стали взглядом.
Ты хочешь уйти со мной вместе?
Изволь!
Ответь мне на это лишь – да, мой король.
Не дрогнет рука, пуля клином не встанет,
Не бойся – король твой тебя не обманет.
Что скажут потом – а не всё ли равно?
Всё это однажды случилось давно.
Как будто мы с ужина вместе ушли,
А после тела наши в замке нашли.
Шампанское пенной бурлило рекой,
И в полночь отправились все на покой,
А утром…
Какие у них были лица!
Лежали два тела - кронпринц и девица,
И кровь залила белоснежные стены -
Такой оказалась цена теоремы.
Они обязательно встретились скоро,
Кронпринц и Мария, Мария Вечора,
Но люди для них не нашли оправданья,
И замок разрушен был до основанья.

(с) Вук Задунайский, 2005 г.

@темы: своё

22:30 

(с) Сергей Данилов

Серебряный
мировое зло
Мой флот из двух кораблей, истина.
Как мне доплыть до твоей пристани
Быстрыми реками странствий?
Мы затерялись в пространстве.
Была возможность остаться,
Но не по мне
Тихого берега братство.

Как велик океан.
Велик океан...

Мой флот из двух кораблей выстрадан.
Нет на обжитой земле, истина
Чистой воды родниковой.
Источник, с детства знакомый,
Вернет мне веру и слово.
Но не по мне
Якорной цепи оковы.

Как велик океан.
Велик океан...

Продолжение

@темы: цитаты

00:33 

Выход в

Кристиан Ланнас
Где все линии сходятся в точку, услышь меня
Образ шестого чувства,
мировая синестезия -
новых небес пейзажи
на внутренней стороне
век, с оттенками вкуса -
они каждый раз другие -
серебристо-цветная сажа,
металлический черный снег.
Радуга настроений,
густые теплые песни...
В этом потоке жизни
твои якоря - скользят.
Здесь исчезает время:
все наперед известно
о любых вариантах истин...

Ты только вернись назад.

@темы: своё

13:01 

запомни

Сфандра
Нужно жить всегда влюбленными во что-нибудь недоступное тебе. Человек становится выше ростом от того, что тянется вверх.
Запомни меня влюбленной и ослепленной, увидевшей море, придумавшей, что вода бывает холодной, волнующей и соленой – свободой, бедой, размывающей города.
Запомни меня, взлетевшей на миг за нею, морочащей голову – так же, как ты – весной.
…А те, кто был после, такие же, но больнее…
Запомни меня отчаянной и смешной, растерянной, пьяной, целующейся у двери в свой темный подъезд – ни лампочки, ни свечи.
…А те, кто был после, такие же, но трезвее, привычнее. Впрочем, ничем вас не отличить – все также боялись, все также гитары пели, все также желали серьезно не отвечать.
Запомни меня – февраль, прошлый год, капели, но нет, не такой неискренной, как сейчас, застывшей, молчащей, такой – не устроить сцены, не плакать чуть громче, слезами тоску душить.
Холодные стены, предательства и измены – от этого больно, но я продолжаю жить, учиться, стремиться ответить, когда спросили, и ждать, словно чуда, когда прорастет трава.
Запомни меня восторженной и красивой.
Запомни меня –
и больше не забывай.

@темы: своё

23:02 

яблоки на траве

Сфандра
Нужно жить всегда влюбленными во что-нибудь недоступное тебе. Человек становится выше ростом от того, что тянется вверх.
Кто-то чужой меня гладит по голове; одну пятую жизни я знаю его – сто лет; мне пятьсот, я правей и правдивей всех королей и светлей, чем все женщины на земле. У меня в саду лежат яблоки на траве, мы с чужим собирали их век назад, скрипнет дверь, свет, как дождь, упадет в глаза; мне пятьсот – и я выросла, он сказал: я теперь готовлю, стираю и берегу – голову, горло и денежки на еду.
Мне пятьсот, я все жду – тебя, дорогого, жду,
побегу в пургу, по речному льду через берег и в темноту и родным тебя ласково нареку…

А потом возвращусь, потому что мне показалось, крестимся и поём;
тебя нет, дождь в окне плещется, будто бы водоем; мы вдвоем с чужим тебя ждем и пьем чай, вино, яблочное варенье, желтое, как янтарь, и сладкое, словно мед.
Он придет, он придет, он придет, придет, - обещает чужой.
Календарь
мой врет.

Мне пятьсот, я не верю в календари, от зари до зари колыбельные сад поет, спеют яблоки, нам с чужим – лишь зима до седин.
Меня можешь спасти только ты один,
Никаких середин – только ты один.

Ты совсем один.

А с рассветом вдруг становится все живей: сад, поля, а в полях васильки и рожь.

Кто-то чужой меня гладит по голове и обещает, что ты придешь.

@темы: своё

21:23 

reine de chaos

Серебряный
мировое зло
И ты, вероятно, спросишь: какого лешего?
А я отвечу пафосно: было нужно.
Ну, в общем, кажется, звали его Иешуа,
Мы пили красное поздней ночью из чайных кружек.

И он как-то очень свежо рассуждал о политике
И все твердил: мол, нужна любовь и не надо власти.
И вдруг сказал: "Ты уж не сочти меня нытиком,
Но я устал, понимаешь, устал ужасно.

Продолжение

@темы: цитаты

Мифотворчество

главная